3512

Материал из XTC
Перейти к: навигация, поиск

В июле 1967 года доктор филологических наук, профессор Р.И.МУЗАФАРОВ[1] (по национальности - крымский татарин) входил в состав делегации крымско-татарского народа, которую приняли товарищи АНДРОПОВ, ЩЕЛОКОВ, РУДЕНКО и ГЕОРГАДЗЕ. Этот факт послужил причиной его последующих мытарств. Почти из 10 пединститутов страны он был уволен под тем или иным предлогом через два-три месяца после поступления туда на работу. Книги и статьи, которые он, единственный в стране специалист по крымско-татарской филологии с ученой степенью, пишет – не печатают. Одна из его книг уже была набрана и сверстана в издательстве Казанского университета, но не вышла в свет, так как была основана на крымско-татарском материале. Другая книга, включенная в план выпуска 1969 г. издательством художественной литературы им. Гафура Гуляма, оказалась впоследствии "вне профиля" издательства и была возвращена автору. Уже четвертый год в Главной редакции восточной литературы издательства "Наука" лежит без движения положительно отрецензированная рукопись его третьей книги "Пословицы крымских татар". В 1969 году уже на стадии верстки в {{Стр. 414}} журнале "Новый мир" Главлитом была задержана его рецензия на "Очерки по истории Крыма". Наконец, к травле профессора МУЗАФАРОВА подключилась центральная печать. 12 апреля 1972 г. газета "Труд" напечатала статью Ю.БАРАНОВА "Профессор получает "неуд", в которой профессор МУЗАФАРОВ изображался как "летун" с "пестрой биографией" и "невежда", не написавший за последние годы "ни одной статьи".

17 апреля профессор МУЗАФАРОВ послал БРЕЖНЕВУ письмо. Изложив историю своих гонений, МУЗАФАРОВ в конце написал:
"Хочется надеяться, уважаемый Леонид Ильич, что ЦК не только разделит мое возмущение всей этой постыдной историей - историей беспрецедентной травли советского ученого за его общественную деятельность, направленную на последовательное претворение в жизнь ленинских принципов национальной политики, но и предпримет определенные практические шаги. Я прошу, чтобы мне была обеспечена возможность без помех заниматься научной и педагогической деятельностью по моей основной специальности - крымско-татарской филологии - и созданы для этого необходимые условия. Я решительно настаиваю на прекращении травли и строгом наказании ее организаторов и исполнителей. Я жду, что ЦК обяжет редактора газеты "Труд" предоставить мне возможность публичного опровержения клеветнической статьи Ю. Баранова".

Единственной ощутимой реакцией на это письмо было ничем не вызванное увольнение профессора МУЗАФАРОВА с очередного места работы, из Кишиневского института искусств, где он проработал всего 2 месяца.

17 мая, не получив ответа на первое письмо, профессор МУЗАФАРОВ написал второе письмо БРЕЖНЕВУ. В этом письме он, в частности, пишет:
"Столь затянувшееся молчание в сочетании со свежими фактами гонений... волей-неволей заставляют думать, что в ЦК КПСС потворствуют травле советского ученого за его общественную деятельность, направленную на последовательное претворение в жизнь ленинских принципов национальной политики. В связи с этим я обращаюсь к Вам вторично с напоминанием, что продолжаю ждать на свое письмо удовлетворительного и скорого ответа. Должен уведомить, что при неполучении такого ответа в ближайшее время - ответа не только сло{{Стр. 415}}вом, но и делом, мне не останется ничего другого, как придать нашей односторонней "переписке" открытый характер".

 

  1. Рефик Ибрагимович Музафаров, был на похоронах А.Е. Костерина 14.11.68 (см. АС №109 и "Хронику" № 5), подписал АС №399 - Ред. АС
Источник — «http://hr2.memo.ru/wiki/3512»